Цунода и Гасли рассказывают о своих шлемах

3640

В очередном эпизоде видеоцикла Behind the Visor («Под забралом шлема»), который выпускает пресс-служба AlphaTauri, гонщики команды рассказывают о своих шлемах.

Юки Цунода: «Оранжевый всегда был и остаётся основным цветом в оформлении моих шлемов, потому что когда я только начинал заниматься гонками в возрасте четырёх или пяти лет и сам раскрасил свой шлем, то он был оранжевым.

Этот цвет нравится и моему отцу, и мне, поэтому я решил сохранить его и в Формуле 1. Кроме того, в традиционной японской живописи есть стиль “Укиё-э”, и в прошлом году я начал привносить в оформление шлема какие-то японские черты.

Картинка, которую я выбрал, называется “Бог ветра”, ведь в Формуле 1 очень важную роль играет прижимная сила, а она, по сути, зависит от ветра. И если со мной Бог ветра, то я смогу получить больше прижимной силы. Поэтому на моём шлеме есть эта традиционная японская картина».

Пьер Гасли: «Оформление шлема – по-настоящему важное для меня дело, это способ выразить собственную индивидуальность, ваш характер, и в этом очень много личного. Понятно, что шлем очень важен для любого гонщика, поэтому я стараюсь придерживаться определённого дизайна.

На моём шлеме довольно много места занимают логотипы AlphaTauri, но всё оставшееся пространство я стараюсь использовать для своего подхода к оформлению шлема, который я применяю ещё со времён картинга.

Иногда, если мы отправляемся в какие-то особые места, я стараюсь разработать специальную версию дизайна, как-то связанную с конкретной трассой, со страной или с каким-то человеком. Мне кажется, что это прекрасный способ выразить свои чувства или эмоции.

На моём шлеме всегда есть какие-то особые символы, изображения или что-то ещё, что кому-то посвящено. Поэтому на моём шлеме есть надпись JB17 в честь Жюля Бьянки, а ещё AH17, посвящённая Антуану Юберу. Впереди есть буква V – в честь Валентина, моего лучшего друга, умершего два года назад. Три этих человека были очень важны для меня, хотя и по-разному.

Жюль был для меня примером для подражания ещё со времён картинга, мы вместе росли и проводили много свободного времени. Он всегда был примером для более молодых людей, для всех нас. Было невозможно смириться с его уходом из жизни, поскольку он мог бы стать одним из самых успешных гонщиков Формулы 1.

С Антуаном мы вместе росли, и мне было очень тяжело, когда его не стало. То же самое можно сказать и о Валентине. Он входил в круг моих лучших друзей, и я чувствую необходимость, чтобы они были со мной, когда я выступаю в гонках. Поэтому на моём шлеме их инициалы».